Осужденный за терроризм заявляет о пытках в колонии Актобе

Гулим Абдрахманова восьмой год воспитывает двоих детей сама, снимает квартиру, зарабатывает им на еду и одежду. Жена осужденного за пропаганду терроризма рассказала о своих бедах журналисту информационного портала Timeskz.kz.

— С 2009 года мой муж находится в местах лишения свободы, — рассказывает Гулим Абдрахманова. – Он сидел то в Караганде, то в Актобе. За это время выросли наши сын и дочь: сыну сейчас 10 лет, дочери 8 лет. Они до сих пор не знают, где их папа. Первые годы я брала их на свидания с отцом, но они подросли и стали спрашивать, почему рядом с папой стоят военные. Я говорю детям, что отец на работе. Мне позволяют видеться с мужем 4 часа в год – это всего лишь два свидания…

Гулим Абдрахманова с горечью вспоминает, что её муж уже дважды болел туберкулезом. Первый раз – в лёгкой форме 2006 году, когда ещё находился на свободе. Второй раз – в колонии.

— Второй раз у него был туберкулез с плевритом – в лёгких находилась жидкость, — продолжает Гулим Абдрахманова. — Его транзитом везли через Алматы. Там никто за ним не смотрел, он стал задыхаться. Ему даже медсестру не вызывали. Мой муж уже сознание потерял, когда сотрудники подходят и говорят: «Посмотри, он шевелится ещё там, живой?». Его привезли в колонию Караганды и заставили ходить гусиным шагом – на согнутых ногах. А у него варикоз на ногах. Ноги в результате опухли в два раза, шлёпки полопались, открылся нескончаемый понос – в туалет он бегал через каждые 5 минут. В критическом состоянии его привезли лечить в Караганду. Через несколько недель я приехала на свидание, он даже не мог по-человечески ходить. Его еле-еле выходили. Потом у него обнаружили глисты, но перестали давать противогистаминные препараты. Я стала писать в прокуратуру, сама передавала ему лекарства. Вернувшись в колонию Актобе, мой муж просил овощи в учреждении, так как он только перенес туберкулез, — ему требуется усиленное питание. Вместо этого его регулярно избивали и пытали…

Гулим Абдрахманова передала журналисту предсмертное письмо своего супруга, адресованное генеральному прокурору Казахстана. В нём осужденный перечисляет фамилии сотрудников колонии и утверждает, что против него сфабриковали новое уголовное дело, чтобы он по-прежнему оставался в колонии.

— Весной 2018 года мой муж должен был освободиться, а теперь ему грозит новый срок! – плачет Гулим. – Видимо, осужденных по террористическим статьям не хотят отпускать на свободу под любыми предлогами…

Журналист информационного портала Timeskz.kz в пятницу побывала на судебном процессе над Бериком Абдрахмановым в суде № 2 города Актобе.

Его судят за «Злостное неповиновение законным требованиям администрации уголовно-исполнительного учреждения». По этой статье можно получить от 2 до 5 лет колонии. Допрошенные сотрудники колонии утверждают, что никаких пыток не было. Наоборот, — Абдрахманов постоянно нарушал порядок.

— 21 мая в 22.55 Абдрахманов кричал без причины и требовал ночью генпрокурора, дежурного, выражался нецензурной бранью, стучал в дверь металлическими кружками, — рассказал контролер УКА 168/1 Мейрамбек Сагынай. – Отбой у нас в 22 часа.

Подсудимый же парировал, что контролёр Сагынай курил и нарушал его 8-часовой сон. По этой причине он вынужден был устроить шум, чтобы его сменили.

Оперуполномоченный оперативного отдела УКА 168/1 Жондасын Абдраманов сообщил суду, что Абдрахманов сломал камеру видеонаблюдения, через суд с него взыскали 256 000 тенге. Подсудимый утверждал из-за решётки, что суд не справедливый, а камеру сломал сам оперуполномоченный.

В открытом письме журналистам Абдрахманов подробно расписывает, кто и когда его избивал из сотрудников учреждения, как его сажали в карцер без отопления и с открытым окном. — На меня сфабриковали дело, чтобы скрыть свои преступления, чтобы не стало известно о пытках, которым меня подвергали! – кричал в суде Абдрахманов.

Надо сказать, что в деле нет ни одного освидетельствования, которое бы подтверждало наличие синяков и ссадин у осуждённого.

Напомним, что в марте нынешнего года заключенному Самату Нуржанову пришлось сбежать из колонии-поселения, чтобы пожаловаться в прокуратуру, снять побои и остаться здоровым человеком. Он утверждал в суде, что иначе его сделали бы за решёткой инвалидом.

В августе нынешнего года по статье «Пытки» к реальным срокам приговорили по этому факту сотрудников колонии — поселения Актобе. Но уже через два месяца двоим осужденным стражам порядка заменили наказание — на условный срок. За решеткой остался только Дамир Байманов, приговорённый к 3,5 годам колонии.

Татьяна Токарь

ИСТОЧНИК:
https://timeskz.kz/27480-osuzhdennyy-za-terrorizm-zayavlyaet-o-pytkah-v-kolonii-aktobe.html

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *