На процессе по делу Зауреш Изалдиной подсудимый Китебаев заявил, что его пытали в камере

26 октября, в Специализированном межрайонном суде по уголовным делам по Костанайской области на процессе по делу Зауреш Изалдиной должны были дать показания подсудимые. Однако Болат Китебаев попросил приостановить следствие, поскольку сейчас идёт разбирательство по его заявлению о пытках.

— Показания, которые я давал, были добыты незаконным путём, — пояснил он. — Я оговорил себя и других под давлением сотрудников полиции. 25 февраля Павел Конев, который находился в СИЗО за совершение тройного убийства, придумал то, чего не было. Когда я поступил в УК 161/1, я понял, что попал в пресс-хату. Меня избивали каждый день — сотрудники полиции Соловьёв и Шауенов. Мне угрожали гаремом, я боялся этого больше всего, поэтому вынужден был дать показания, которые нужны были сотрудникам полиции. Мне устроили встречу с Кодатенко, на которой нам говорили, какие показания надо давать против Изалдиной и Гафарова. Шауенов говорил, чтобы я подтвердил показания Конева. Я чувствовал крайнюю опасность. У меня не было причин убивать Сандыбаеву в корыстных целях, но я признаю, что её убил.

Китебаев сообщил, что подал заявление в департамент спецпрокуроров.

Эту информацию подтвердил гособвинитель, который сказал, что сейчас проводится проверка по факту применения пыток в отношении Китебаева.

На вопрос судьи, обращался ли Китебаев в медчасть в СИЗО, подсудимый ответил утвердительно. Он пояснил, что все побои были зафиксированы и они видны на видеозаписях допросов.

Судья удалился в совещательную комнату для разрешения ходатайства.

После возвращения судья вынес постановление по ходайству Китебаева — возложить на прокуратуру проведение проверки по факту применения пыток и предоставить результаты суду до 7 ноября.

Подсудимый Руслан Гафаров также заявил ходатайство о давлении на него сотрудников полиции.

— Меня вызывали по очереди сотрудники полиции Бут, Султанов и Соловьёв, — заявил он. — Били, угрожали моей семье. Сказали , что моя жена Кобзева будет сидеть в соседней камере, а детей отдадут в детдом. Мне говорили, что нужно сказать на камеру и чтобы при этом я выглядел естественно. Они мне кивали, когда я говорил правильно. Я отказался от медосвидетельствования, поскольку находился в пресс-хате и боялся расправы со стороны арестованных.

ИСТОЧНИК:
«Наша газета»
http://www.ng.kz/modules/news/article.php?storyid=28478

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.