Про марши, песни и барабан…

Строем, с песней, шагая с высоким подниманием бедра (спортсмены поймут) под ритмичные звуки двух разнокалиберных барабанов, осужденные покидали плац после проведения утренней проверки в учреждении АК 159/7, что в сорока пяти километрах от Караганды. В это время группа участников Национального превентивного механизма (НПМ) по Карагандинской области  видела все это и попросту недоумевала: что за воинские подразделения из осужденных? Провожая взглядом стройные ряды осужденных, вспоминали армейское прошлое и задавались вопросами об увиденном.

Вопрос первый: в соответствии с каким или какими нормативными правовыми актами осужденных принуждают маршировать в ногу, вынося высоко вверх бедро, и петь в строю?

Вопрос второй: кто инициировал хоровой и громогласный ответ «Никак нет» или «так точно» на вопрос или обращение прокурорского работника, участника НПМ или представителя администрации учреждения?

Как предписано законодательством, группа НПМ, выполнив обход учреждения, сделала отчет о посещении, направила рекомендации в учреждение и попросила указать правовые основания для принуждения осужденных маршировать строем шагом, петь строевые песни, отвечать на вопросы на армейский лад: «так точно» или «никак нет».

Ответ не заставил себя ждать. В установленные законом сроки администрация учреждения сообщила о предпринятых мерах по улучшению ситуации в учреждении и указала правовые основания… Правда, эти основания правовыми назвать нельзя. Приведем текст и поразмышляем. (Цитаты приведены из приложения к письму исх. № 30-28-11-6/2932-И от 05.12.2016 г.)

«В соответствии с пунктом 41 параграфа 6 раздела 4 Приказа № 819 от 17.11.2016 года «Правила внутреннего распорядка учреждений уголовно-исполнительной системы» «Передвижение групп осужденных по территории учреждения (за исключением учреждений минимальной безопасности, где передвижение строем предусмотрено только при проведении проверок осужденных и приема пищи) осуществляется только строем и в установленной форме одежды, под управлением старшего из них  или в сопровождении представителя администрации учреждения»  В соответствии с этим осужденные во время проведения массовых режимных мероприятий, таких как утренняя и вечерняя проверка, проходят в отряд с места проверки строем, идя в ногу, во избежание запинаний, столкновений и нарушений строя. Такой способ движения значительно отличается от строевого шага. Ни в одном нормативном правовом акте не предусмотрен способ движения осужденных, т.е. величина шага, темп движения, высота поднятия ноги. Используемый способ движения не нарушает права осужденных, а наоборот, приучает их к дисциплинированности, порядку, умению действовать в группе. Решение об исполнении песен во время движения было принято самими осужденными на заседании Совета коллектива колонии, о чем члены СКК вышли с предложением к руководству учреждения.

Ответы на вопросы «Так точно», «Никак нет» используются в целях обеспечения четкого ответа со стороны осужденных, во избежание какого-либо недопонимания, и не являются обязательными. Также стоит отметить, что ни один из осужденных при обращении к нему с вопросом о применении к нему пыток или иного жестокого обращения не ответил представителям НПМ, что его права каким-либо образом нарушены. Во всех помещениях учреждения имеются ящики для обращений осужденных в органы прокуратуры с жалобой на противоправные действия со стороны администрации учреждения».

Первое, что совершенно очевидно из приведенного текста: ни один нормативный правовой акт в Республике Казахстан не позволяет администрации учреждения требовать от осужденных (при условии их передвижения строем) ходить в ногу и поднимать высоко (на уровень груди) бедро. Все соображения в письме по поводу «запинаний, столкновений и нарушений строя» являются надуманными и произвольными, т.е. не соответствующими требованиям действующего в РК законодательства. Измышления по поводу дисциплины, порядка и умения действовать в группе – интересны. Это уже покушение на нашу с вами безопасность. Преступная группа с такими умениями опаснее и намного…

Второе. Песня. Ни одно решение Совета коллектива колонии не может изменить приговор суда. Даже если «вышли с предложением к руководству учреждения»  — это не означает, что в уголовно-исполнительный кодекс в ст. 104 добавляется новая обязанность для осужденных: исполнять песни во время движения. Совет коллектива колонии не является законодательным органом в РК, не является, также, ни одним из госорганов, в правах которого прописано принятие нормативных правовых актов.

Третье. Из текста письма мы видим, что «ответы на вопросы «Так точно», «Никак нет» используются в целях обеспечения четкого ответа со стороны осужденных, во избежание какого-либо недопонимания, и не являются обязательными». Стремление администрации услышать четкий и недвусмысленный ответ понятно. Однако, если не обязательно, то почему звучит? Любой человек склонен не производить лишних движений, если возможно. Промолчит, если нет вопросов. В крайнем случае, скажет «нет». Односложно. Равно как и утвердительный ответ будет звучать односложно: «Да». Причем и тот и другой ответы не будут произноситься по команде, громко и хором. Поэтому требование представителей администрации использовать такие ответы «…в целях обеспечения четкого ответа со стороны осужденных, во избежание какого-либо недопонимания…» являются незаконными и безосновательными.

Остался еще один вопрос. Откуда барабаны? Точнее: каким образом и за какие средства в госучреждение проникли музыкальные инструменты,  не имеющие никакого отношения к исполнению наказания в виде лишения свободы и содержания в учреждении максимальной безопасности (строгого режима)? Однако ответ на этот вопрос сложен. И не только потому, что в своё время в этом учреждении был проведен «флэшмоб заключенных учреждения АК-159/7 в Шахтинске в честь Дня Астаны» (ссылка на ютуб: https://www.youtube.com/watch?v=x06wmFJ—MQ ). Невооруженным глазом видно: все участники очень добровольно вышагивают, весьма добровольно принимали участие в тренировках. Жаль, что государственный надзорный орган не усматривает в этих и приведенных выше необязательных требованиях незаконной муштры, милитаризации учреждения и нарушений норм действующего законодательства в отношении людей, отбывающих наказание по приговору суда без «догруза» со стороны администрации, совета коллектива колонии или добровольных помощников администрации учреждения.

О покушении на конституционную неприкосновенность человеческого достоинства говорить не приходится.

ИСТОЧНИК:
https://bureau.kz/novosti/sobstvennaya_informaciya/pro_baraban/

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.