На нет и дела нет

Житель села Кырбалтабай (Енбекшиказахский район Алматинской области) Сайлау Ажимолдаев говорит, что уже было более сотни указаний о возобновлении расследования применения пыток полицейскими к его сыну – Марату. Но ни одно из них так и не воплотилось в жизнь.

В свою очередь Марат был арестован в октябре 2015 года, через девять дней после того, как был избит полицейскими, и позже осужден на 18 лет за вменяемое ему убийство. (см. «Есть человек, найдется дело») Вот только его отец, ставший поневоле следователем, утверждает (и подтверждает), что возбуждение дела в отношении молодого человека стало местью полицейских за то, что он пожаловался на ранние издевательства. Более того, ни одного веского доказательства предъявлено не было. А все обвинение строилось на показаниях юноши, имеющего серьезные ментальные проблемы, и нескольких свидетелей-оралманов. Последние, вообще не зная русского языка, каким-то образом смогли на нем дать показания, а когда это обнаружилось, от них отказались.

Прокуратура, депутаты Парламента, администрация президента… куда только не уходили письма Сайлау Ажимолдаева, требующего возобновить расследование по факту применения пыток к его сыну, предшествующих возникновению уголовного дела, отправившего Марата за решетку на долгих 18 лет.

— Только за три месяца 27 указаний получил прокурор Енбекшиказахского района. Три раза отменил решение (о закрытии дела о применении пыток – Ред.) областной прокурор. Вечно же это продолжаться не может? – недоумевает Ажимолдаев-старший

«Сотрудник прокуратуры Енбекшиказахского района Е.Кусаинов отказывается передать уголовное дело для расследования. 12 декабря 2016 года Е.Кусаинов сам проинформировал, что дело передано А.Кожашеву (следователю – Ред.)», — пишет С.Ажимолдаев в своем обращении к президенту РК.

Однако 15 декабря Кусаинов заявил, что уголовное дело прекращено и отдал постановление о прекращении дела на подпись районному прокурору.

При этом в областной прокуратуре Сайлау дали другую информацию: Кусаинов от этого дела отстранен, так как его перевели на гражданские дела, и вообще не имел права им заниматься.

— Где дело? Нет дела, вот пустая папка… — передает Сайлау свой последний разговор с сотрудником районной прокуратуры.

Однако у Сайлау сохранились все копии материалов дела, с именами полицейских, с показаниями свидетелей, с описанием состояния молодого человека, говорящих о том, что к его сыну применили насилие.

В районном отделении полиции, куда в очередной раз пришел отец осужденного, его одна из сотрудниц «успокоила», дескать, те полицейские уже попали под амнистию. Как такое может быть? Сайлау Ажимолдаев не знает: ведь в прокуратуре его заверили, что дело прекращено, а сами материалы исчезли в неизвестном направлении.

В начале января Сайлау Ажимолдаев решил лично поехать в Астану «за правдой». Но даже если и в этот раз ничего не получится, то все-равно не остановится, пока не добьется восстановления справедливости. Как? Это уже другой вопрос.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.