Убит или сбит — вот в чем вопрос

На первый взгляд это дело кажется ординарным – таких в практике убойного отдела пруд пруди. В мае полицейские по горячим следам раскрыли убийство, по версии следствия, произошедшее в одном из общежитий Астаны.

Комнату в общежитии на улице Орлыкол, где произошел инцидент, делили Шухрат ЖАГУПАРОВ и Канат ТИШТИН. Последний работал в ночную смену. Как следует из уголовного дела, 15 мая Жагупаров распивал водку с Маратом БАЙШАГИРОВЫМ.

На следующий день хозяин комнаты Жагупаров ушел на работу, но руководство отправило его обратно из-за перегара. Придя домой, он выпил еще и прилег отдохнуть.

Рядом отсыпался после ночной смены Канат Тиштин. За ним лежал Марат Байшагиров, все еще не протрезвевший после обильных ночных возлияний. В 14:00 Байшагирова стошнило прямо в постель. Следователи утверждают, что на этой почве вспыхнула ссора, в результате которой гостеприимный хозяин избил гостя до смерти.

«Тогда Жагупаров, используя незначительный повод, с целью умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, нанес со значительной силой кулаком правой руки несколько ударов по различным частям тела Башагирова, в том числе по животу. Затем Жагупаров Ш. нанес ногой два удара в область боковой поверхности грудной клетки с правой стороны», — описывают стражи правопорядка инцидент.

В результате, как уверяет следствие, Марат Байшагиров умер из-за разрыва тонкого кишечника и массивного кровоизлияния.

6 ударов и 29 травм

Впрочем, родственники Шухрата Жагупарова в версию следствия не верят. Они говорят о том, что в этом деле слишком много нестыковок. Одна из них – количество травм, обнаруженных судмедэкспертами на теле погибшего.

— Моего брата вынудили под пытками дать признательные показания. Но даже, если брать их за основу, то там говорится, что было 6-7 ударов. Судмедэксперты же насчитали на теле Марата 29 травмирующих воздействий! – говорит сестра подсудимого Ботагоз УАЙЛЬДИНА (на снимке).

Ботагоз УАЙЛЬДИНА

Согласно заключению экспертизы, кровоподтеки и ссадины были обнаружены почти на всей поверхности тела, в том числе на лице.

Перелом трех ребер, закрытая черепно-мозговая травма с сотрясением головного мозга, кровоизлияния в кожно-мышечный лоскут головы, закрытый перелом передней стенки правой гайморовой пазухи, ушибленная рана головы – нескольких ударов для такого списка повреждений явно недостаточно.

Потерянные улики

Еще больше настораживает тот факт, что, осматривая место происшествия, полицейские не привлекли понятых.

«Осмотр производится с участием понятых. В исключительных случаях (в труднодоступной местности, при отсутствии надлежащих средств сообщения или когда в силу других объективных причин нет возможности для привлечения граждан в качестве понятых, а также в случаях, если проведение осмотра связано с опасностью для жизни и здоровья людей) осмотр может производиться без участия понятых, но с применением при этом, как правило, технических средств фиксации его хода и результатов», — гласит УПК РК.

Несмотря на это полицейские решили, что видеосъемки во время проведения следственных действий достаточно. Правда, позже силовики не приложили ни одного видео и ни одной фотографии к делу. Во время судебного процесса выяснилось, что важные улики… были потеряны!

На суде полицейские заявили, что произошел технический сбой, и данные компьютера оказались удалены.

— А между тем, эксперт-криминалист на суде заявила, что передала следователю все видео и фото на диске. Куда он делся – полицейские так и не смогли ответить, — рассказывает Ботагоз Уайльдина.

На суде и ее брат, и свидетель Канат Тиштин заявили, что дали показания под давлением полицейских. Они оба рассказали, что никакого избиения не было.

— Я лишь похлопал его пару раз по животу, ткнул его, чтобы он встал и ушел, — заявил Шухрат Жагупаров.

Фатальная черная полоса

В ходе судебного процесса выяснилась пара интересных и немаловажных деталей. Коллеги погибшего рассказали, что часть травм парень получил еще накануне.

Свидетель Озаткуль МУШЕЛХАН вспомнила на процессе, что незадолго до смерти Марат Байшагиров пришел на работу в синяках: объяснил, что поконфликтовал с таксистами, которые избили его и даже выстрелили в грудь из травматического пистолета.

Но еще более любопытно, что Марат Байшагиров после избиения несмотря на якобы смертельную травму еще мог передвигаться. Как гласят материалы уголовного дела, Жагупаров и Тиштин вывели из общежития Байшагирова, поскольку тот не был в состоянии идти самостоятельно.

Но защита отыскала свидетелей, которые видели его позже. Их показания ставят под сомнение выводы оперативников, потому что согласно их рассказу Марата Байшагирова менее чем в 100 метрах от общежития сбила машина.

— Я шла с коляской. Увидела пьяного парня, он переходил дорогу и был уже примерно на середине. В этот момент коляска застряла на бордюре. Я опустила взгляд и вдруг слышу — удар. Глаза поднимаю, а он отлетел назад. Белая машина, похожая на «девятку», его сбила и не остановилась даже — так и умчалась дальше на скорости, — вспоминает Маргуль ЕСЕНБАЕВА, ставшая невольной свидетельницей произошедшего.

По ее словам, парень лежал на левом боку головой на тротуаре, ногами на проезжей части.

Кстати, ее показания подтвердили еще несколько человек, которые видели лежащего на этом же месте Байшагирова. На суде о том, что погибшего сбила машина, заявил и студент близлежащего колледжа, который вызвал скорую.

«При приезде на месте увидел на тротуаре, ногами на проезжей части, лежит неизвестный мужчина. Голова в крови. Мы сразу вытащили коляску, загрузили мужчину. В это время одна женщина кричала, что мужчину сбила машина», — говорится в протоколе допроса свидетеля – врача «скорой помощи» Мади МАХАНОВА.

Недопустимые доказательства

Недопустимые доказательства

Впрочем, полицейские не стали развивать эти версии. Следователи уже нашли, на кого списать убийство. И хотя, как рассказали на суде свидетели, стражи правопорядка фотографировали место, где был сбит Байшагиров, ни одного кадра в уголовном деле нет.

Не приняла во внимание показания многочисленных свидетелей и судья Сарыаркинского районного суда №2 Астаны Элизавета АТЧИБАЕВА.

Служительница Фемиды в приговоре указала, что согласно п. 15 Нормативного постановления Верховного суда РК от 20.04.2006 года «О некоторых вопросах оценки доказательств по уголовным делам» показания потерпевшего, свидетеля не могут быть признаны допустимым доказательством, если они основаны на догадке, предположении, слухе, а также в случаях, когда свидетель не может указать источник своей осведомленности.

Элизавета Атчибаева, отметила, что Маргуль Есенбаева не смогла указать номер автомобиля, сбившего Марата Байшагирова, и потому ее показания — недопустимое доказательство.

Отклонила судья и показания других свидетелей, рассказавших о выстреле из травматического пистолета, который вполне мог сказаться на здоровье погибшего, поскольку свидетели не сумели указать имен таксистов.

По стопам Кулекбаева

В итоге в октябре Шухрат Жагупаров был осужден на 8 лет лишения свободы. Его сестра Ботагоз Уайльдина настроена на дальнейшую борьбу. На 7 декабря назначено слушание в апелляционной инстанции.

Не собирается сдаваться и осужденный за убийство знакомого Шухрат Жагупаров. Хотя, как рассказывает сестра, он не особо верит, что ему удастся доказать свою невиновность.

— На последней встрече в СИЗО он мне сказал, что запомнил всех, кто его посадил – полицейских, прокуроров. Он собирается отомстить, — с горечью говорит Ботагоз Уайльдина.

ИСТОЧНИК:
http://www.ratel.kz/raw/ubit_ili_sbit_vot_v_chem_vopros

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.