В тени закрытого дела о самоубийстве

В четверг, 26 января, городской суд №2 Петропавловска частично удовлетворил требования адвоката Татьяны ВЛАСОВОЙ в той части, что ей незаконно запретили встретиться с ее подзащитными.

Однако ставить точку в деле еще рано. Гражданское судопроизводство связано с не менее резонансным уголовным.

Сын неоднократно жаловался на пытки

История началась еще в ноябре 2015 года. Жаслан АРГИМБАЕВ и три его подельника были задержаны и обвинялись в краже. Но обстоятельства этого дела достаточно странные. Жаслан Аргимбаев не дожил до суда.

По словам его матери Галии АРГИМБАЕВОЙ (на снимке), которая выступала общественным защитником сына, он неоднократно жаловался ей на пытки.

— «Мам, они надо мной издевались, пакет с хлоркой надевали на голову, в камере с хлоркой я ночевал три дня, пить не давали», — приводит слова сына Галия Аргимбаева, — 13 апреля я к нему пришла на свидание, тогда он мне сообщил: «Мам, меня обещали убить. Они мне сказали: «До суда ты не доживешь».

Найден повешенным

По материалам дела, 14 апреля Жаслан Аргимбаев был найден повешенным.

По словам адвокатов  Елены ИГНАТЕНКО (на снимке) и Светланы ВИНЕВЦЕВОЙ, представлявших  интересы его матери Галии Аргимбаевой, а также супруги Самал ИБРАЕВОЙ, видеозаписи с коридорной  камеры  наблюдения, по которой можно было бы установить, кто и куда выводил Аргимбаева из камеры, каким-то образом оказались стерты.

Записью же из камеры, где он содержался, зафиксирован лишь факт обнаружения его тела.

Адвоката не пустили на свидание

Как рассказывают правозащитники, сокамерники Аргимбаева осужденные Александр НАСОНОВ, Виктор ГОРБУНОВ, Владимир АЛАВЕРДОВ и Дмитрий КЛЕНСКИЙ готовы были выступить свидетелями и хотели дать показания по делу о его гибели. Их интересы представляет адвокат Татьяна ВЛАСОВА.

Но, по ее словам, 2 ноября 2016 года защитника не пустили на свидание к подзащитным, которые находились в исправительном учреждении ЕС-164/4 в Есильском районе.

И это несмотря на то, что у нее на руках были разрешительные документы — заявления родственников заключенных и подлинники ордеров, выданных областной коллегией адвокатов.

— Меня пропустили в само учреждение, но к моим подзащитным не допустили. Отказ обоснован тем, что якобы от них нет заявлений на встречу со мной, — пояснила суду Татьяна Власова.

Далее адвокат рассказала, что она  написала заявление на имя исполняющего обязанности начальника колонии Агибая МУХИНА. Затем, по словам Татьяны Власовой, это заявление у нее пытались отобрать.

— За мной было преследование на автомобиле черного цвета марки «Шкода», прижимали нас к обочине, чтобы забрать заявление, чтобы я не смогла доказать, что 2 ноября 2016 года я вообще прибыла на территорию учреждения, — отметила она.

Адвокат рассказывает, что написала жалобу на имя спецпрокурора, но каких-либо объективных расследований никто не проводил.

К нам едет прокурор

После жалобы адвоката исправительное учреждение с проверкой посетил сотрудник прокуратуры Есильского района САТВАЛДИНОВ (на снимке).

Прокурор рассказывает, что все заключенные (кроме Насонова) подписали бумаги, в которых отказались от встречи с адвокатом.

— Они пояснили, что фактически на них давления не оказывалось, я с каждым наедине беседовал, — заявил прокурор.

А Власова продолжает утверждать, что ее подзащитные вынуждены были это сделать, оказавшись под давлением.

Защитник обратилась в суд с заявлением, что проверка Есильской районной прокуратуры проводилась необъективно, а нарушения имеются и в действиях администрации колонии.

Надо быть слепым

Заключенные Александр Насонов, Виктор Горбунов, Владимир Алавердов и Дмитрий Кленский на этом процессе имеют статус третьих лиц.

По их словам, они писали заявления под диктовку исполняющего обязанности начальника колонии Агибая Мухина и оперативника Асета КУСАИНОВА.

Рассказали осужденные в суде и о том, каковы сегодня условия их содержания.

— После встречи с прокурором, через дня два-три, меня подняли ночью пьяный начальник режимного отдела с оперативником и выгнали на запретку (полоса вскопанной земли, сохраняющая следы; расположена вокруг исправительного учреждения – прим. Ред). Тогда меня просто спрятали контролеры, дежурившие в это время. Я им объяснил: выйду я только за запретку — меня застрелят, — рассказал осужденный Владимир Алавердов (на снимке).

— Надо быть слепым, чтобы не увидеть, что нам затыкают рот. В душе идет смятение, потому что действительно не уверен, что все это доведется до логического конца. Все друг друга покрывают, — выступил в прениях сторон заключенный Александр Насонов (на снимке).

Тем временем, представители прокуратуры района по-прежнему уверены, что в действиях сотрудников учреждения нет нарушений.

Оснований для реагирования нет

— Считаем данные доводы необоснованными. В рамках обращения прокуратурой района проведена проверка, по результатам которой нарушений в действиях администрации учреждения не установлено. Оснований для вынесения акта прокурорского реагирования не установлено, — подчеркнула представитель Есильской районной прокуратуры Дана МАШАНОВА (на снимке).

Иск удовлетворен частично

На следующий день после очередного заседания судья городского суда №2 Петропавловска Амандык АХМЕТ (на снимке) зачитал решение по данному гражданскому делу. Согласно судебному постановлению, иск Татьяны Власовой будет удовлетворен частично.

— Признать незаконным бездействие администрации РГУ «Учреждение ЕС-164/4» КУИС МВД РК по необеспечению конфиденциальной беседы Власовой 27 октября с Насоновым, Алавердовым, Горбуновым, Кленским, по необеспечению конфиденциальной беседы Власовой 4 и 29 ноября 2016 года с Насоновым. Признать необоснованным отказ администрации  РГУ «Учреждение ЕС-164/4» КУИС МВД РК в предоставлении 2.11.16 г. свидания Власовой с Насоновым. В удовлетворении остальной части заявления отказать.

Родственники боятся

Родственники заключенных говорят, что по-прежнему боятся за жизнь своих близких.

— Очень переживаем, что сейчас будет с ним в учреждении. Я обеспокоена за жизнь своего супруга, потому что после того, как он начал давать показания, положение его  в учреждении ухудшилось, — поделилась с журналистом Ratel.kz Оксана ГОРБУНОВА (на снимке), супруга  Виктора Горбунова, одного из свидетелей по делу о гибели Жаслана Аргимбаева.

Осталась одна инстанция — ООН

Представители матери и супруги погибшего Елена Игнатенко и Светлана Виневцева считают, что частичное удовлетворение иска Татьяны Власовой, возможно, позволить сдвинуть дело загадочной смерти Жаслана Аргимбаева с мертвой точки, а показания свидетелей помогут пролить свет на уже прекращенное уголовное дело.

— Мы как адвокаты готовы пройти все внутринациональные инстанции, для того, чтобы это дело все-таки дошло до суда, но если это не удастся, единственный вариант — обратиться с жалобой на неэффективное расследование дела по пыткам в Комитет против пыток ООН, — подчеркнули адвокаты.

ИСТОЧНИК:
http://ratel.kz/raw/v_teni_zakrytogo_dela_o_samoubijstve

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.